Железный капут! Сайт любителей тяжелого пейнтбола

 

ИСТОРИИ

Необыкновенные истории из жизни и не только

Strom 1984
Фотограф
03.12.2012

Был такой случай. Стою перед домиком, смотрю в окно. Вдруг, движение и в дверях, напротив окна, появляется девица... с фотоаппаратом в руках и снимает меня. А я в этот момент подумал: «Ещё чуть-чуть и я «снял» бы её. Закрасил бы вместе с фотоаппаратом». И вот стою я, думаю об этом, а она, находясь на линии огня и загораживая меня от противников, протягивает мне фотоаппарат и говорит: «Смотри, какие у тебя огромные глаза»

Egill (Бобры Тусоваторы)
Настоящие хомяки
31.03.2010

(удивительная история в предверии БПМ-2010 в авторской редакци)

Клац... Новая батарейка мягко скользнула под клеммы в рукоятке маркера. Пэдди О'Хренли - старый ирландский хомяк, с жесткой поседевшей щетиной, воевавший в большинстве крупных битв мира проверял работу любимого оружия. Вокруг, полукругом, сидела компания молодых пушистых хомячков, тянули мордочки к маркеру и удивленно хлопали линзами бусинками, каждый раз, когда Пэд что-то переключал на плате или подкручивал у триггера...
- Охота плохая стала - как бы в пространство сказал О'Хренли - Дичь вся пуганая, браконьеры замучили, на площадке не протолкнуться...
- А я вчера одного подстрелил! - пискнул один из хомячков и испугавшись собственной храбрости юркнул за спины соседей.
- Одного ... ...! - Пэдди матюкнулся на гэльском ища в складках масхалата укатившийся винтик - Одного, это все равно что ничего. Раньше по 20-30 англичан за выход нащелкивали, даже целиться не надо было. А сейчас что? Пришел на войну, а там очередь - стой и жди когда пустят к окну пострелять. И дичь какая - сплошной молодняк, хомячки британские, вот как вы тут, даже шерсть на масках не огрубела. Такой добычей и хвастаться стыдно, засмеют, а то и по мордасам дадут... за браконьерство.
Винтик наконец-то нашелся, и нанизав шляпку на шестигранник ирландец принялся прикручивать крышку рукоятки, не переставая при этом ворчать.
- А вот еще мода пошла у этих, у богатеньких, с броневиков охотиться. Этож надо такое удумать, тут ни спорта ни интереса. Болтают всякое "стратегия, баланс, контроль популяции...", экологи мать их сасанахскую Викторию. Или давеча, только вышел в тыл группе бриттов, прицелился, еще подумал - вот ведь как хорошо стоят, даже шкуры не попорчу, так тут по ним ка-а-ак... из шестиствольного... ни хвостов ни мяса... Варвары!
Молодежь задергалась, испугано засопев носиками, все таки никому не хотелось чтоб вот так, за секунду, "ни хвоста ни мяса"...
- А что ж делать будете, дядя О'Хренли? - немножко запинаясь от волнения спросила молодая симпатичная хомячка.
- В лес. Все в лес! В ирладскую добровольческую пойду. Надоело за эти груды кирпичей сражаться, воздухом хочу подышать, птичек послушать.
- А нам можно с вами? Мы тоже хотим! Можно? Ну можно? Ну пожалуйста!!! - хомячки загалдели.
- Можно - матерый хомяк пригладил усы и дыхнул на линзу маски - Только учтите, генерала придется слушать, жрать не дадут, бегать придется как нашей родне - мышам-тушканчикам, да и головой придется соображать чтоб самому не пропасть. Но зато никакой толкучки, дурацких "Ура в атаку" и прочей белиберды... Бензином опять же не воняет... А теперь марш по норам, вам еще надо заявки подать, а то думаете вас просто так возьмут? Места-то ограничены!

Kromleh
Генетика
01.10.2009

Вот такая история.

Сам не слышал. Алина рассказала. Значится, укладываем дочь на пеленальник, с прозаической целью поменять использованный ею по назначению памперс. Ну, значит, уложили, по агукали. Я выхожу из комнаты. А через несколько минут слышу гомерический хохот Алины. Вхожу. А она рассказывает: вот вышел ты, а Лера (дочь) удивленно так смотрит - дескать, куда делся, ведь только что тут был? Ну, окинула взглядом комнату, повернулась к ней и так тихо "ЭГЕ" секунду подумала и решительно добавила "ГЕЙ"!* Занавес. Алина в осадке - дочь панцергренадера!


* - Э-ГЕ-ГЕ-Й! - Застольно-боевой клич. Считается, что это слово не пишется. (Толковый словарь "Железного капута")

Айс 2 (А2)
Прыгающий танк. (Из архивов Скромного Начальника Особого Отдела)
29.09.2009

 

Дело было 1 августа 2009 г. на D-Day. Все начиналось буднично. Проснулись, оделись, приняли пищу, расселись по машинам и поехали на площадку. Приехали. Разгрузились. Отдыхаем. Серфер, как обычно, ходит за мной, дергает меня за рукав, пишет доносы и кляузы. Ничего особенного не происходило, но после того, как ко мне поступил рапорт с просьбой о разрешении вступления в брак м…м…м... (ну, об этом как-нибудь после),  подумалось мне: «Это неспроста».

***

Когда же наконец Альварес был прикован наручниками к Бобруйскому мстителю игра собственно и началась. Солдаты Рейха, несмотря на выходной день, были привычно сметены доблестными войсками Союзников.  Штурм форта прошел буднично (на уровне вторника, ну или четверга). После игры техника как обычно была вымыта, экипажи и расчеты начинают обыденно делиться впечатлениями. Джинджер «легким манием руки» дает команду грузиться. Шишаня отработанным движением забирается в Тигр, и танк начинает карабкаться по аппарелям на танковоз. Но вдруг!!! Толи шкурка банановая была причиной, то ли шнурки не завязанные, но танк внезапно потерял из-под гусениц металлическую твердь аппарелей и начал заваливаться на бок.  На каменном лице всегда спокойного ТТ мелькнула тень растерянности. Кто-то потом говорил, что видел, как он даже вздрогнул. Дранкель и Шранкель побледнели, схватились друг за друга. Они и подумать не могли, что такое возможно. Дабы сохранить остатки их психики, Джинджер, увидев все это безобразие, прижал близнецов к себе, прикрывая им глаза своими ладонями. Сам же смотрел на танк и плакал.  А у меня из головы все не выходил рапорт о свадьбе.

Танк еще падал, а около него уже собралась толпа зевак, количеством  в разы превышавшая число игроков на поле. Гренадеры, под моим чутким руководством, сразу же оцепили место происшествия, и удалили всех представителей СМИ. А танк со скрежетом и скрипом рухнул на землю, из чрева его донеслась невнятная возня, грохот, удар обо что-то лбом или затылком (по звуку сложно было понять), приглушенный стон и раздольный русский мат (хотя последнее звучало скорее из глубины души). Через секунду из люка появилось слегка помятое, с остатками румянца лицо Шишани. В толпе раздались жидкие,  продолжительные аплодисменты. Ничего никому не объясняя,  Шишаня буркнул, что теперь боится тигров (и хорошо что бенгальских осталось не много), что за рычаги в танк больше не сядет, после чего растворился в зарослях.

... А ведь сел … на юбилейной Переправе. И отомстил несчастному зверьку.  Но это уже другая история.

Arcanoid
Исповедь пейнтболиста (печальная)
05.08.2009

Не знаю уместна ли данная история , но сегодня у меня с пятилетней моей дочерью произошел следующий диалог. Диспозиция: слегка в своих мыслях я пью чай, тут же на столе с мелкими игрушками играет ребенок в семью из папы, мамы и дочки. Краем уха слышу, что дочке разрешили сегодня поспать в обнимку с мамой, так как папа уехал и будет ночевать на футболе (опечатки нет). Выныриваю сознанием, начинаю прислушиваться и приглядываться: мама и дочка лежат на кровати, а папа валяется где-то рядом. Ребенок мое внимание, похоже, заметил, и на вопрос "где-где папа?" оперативно отвечает "вот!", ну а дальше собственно диалог:

— Папа дочке разрешил поспать на своем месте, понимаешь?
— Так. А папа где тогда ночевать будет?

Ребенка смотрит на меня ясными глазами, делает ресницами хлоп-хлоп не отводя взгляда, но явно вспоминая, что в прошлый раз она произнесла что-то не очень подходящее. Отвечает чистым взором и ясным голосом:

— На "Передовой"*!

Я мысленно икаю и закашливаюсь чаем. Выдерживаю паузу не чтобы драматичности добавить, а чтобы с мыслями собраться и ответ продумать. А заодно вспомнить, неужели я когда-то отличился в плане ночевок на П.:

— Постой. Но на "Передовой" же спать негде!

Ребенок не теряется ни на секунду и тем же ясным взором парирует:

— А он палатку с собой взял.

Я пасую.

*- "Передовая" пейнтбольный клуб. Ветхозаветная база  "Железного Капута" и родина "Панцергренадеров". Место дислокации "Панцеркафе"

Белка
Как капутовцы машину тушили...
04.07.2009

Говорят, что в России две беды, и одна из них постоянно ремонтирует вторую. Но впрочем, я сейчас хотел рассказать только о дороге.

Вероятно, дорога Москва - Санкт Петербург могла бы быть более прямой, хотя бы как её чугунная тёзка. Но по жизни, видать, как-то не получилось. Тут тебе и водоёмы, и буераки, и до боли в душе родные колдобины, и, как следствие, затруднения.

В одном из таких затруднений и пребывала танковая колонна ЖК по пути на «Цитадель». Движение – так себе, вроде не стоишь, но вроде и не едешь. А тут, у чудака впереди, из под капота дым повалил. Водитель, понятное дело, водителю – друг товарищ и брат, и Джинджер, бывший в тот момент за рулем «технички» обратился к своим спутникам, что, дескать, надо помочь человеку, а то полыхнет, неравён час.  А спутниками Джинджера (не считая меня грешного) были Ден и Котик, ребята статные, крепкие, косая сажень в плечах,  взгляд целеустремленный, не смотря на легкую небритость. Да ещё и при полном параде. Сказано-сделано. Схватили они огнетушитель, который, за своей редкой надобностью, вид имел весьма пыльный, и на помощь страдальцу поспешили.

А что же страдалец? А у него своих забот полон рот. И день с утра не задался. И жена-стерва о каких-то деньгах все уши пропесочила. И начальник-сволочь о повышении даже думать запрещает. В общем жизнь – не сахар, а тут ещё мотор задымил… И собрался  несчастный этому мотору  всё высказать. И если уж если не в фару плюнуть, то по карбюратору настучать, точно.  И, уж было, за ручку дверную взялся, как тут, в зеркало заднего вида заметил, что  из большой белой машины, которая по его, получается, вине здесь затормозила, выскакивают два добрых молодца. А ребята, видно, статные и  крепкие. И косая сажень у них в плечах. А взгляд целеустремленный, не смотря на легкую небритость.Сами в камуфляже. На головах каски. Словом, при полном параде. Да к тому же в ручищах у них предмет продолговатый и, по виду, увесистый.

И не то что бы бедолага огнетушитель не узнал, просто совокупность произошедшего сложилась в весьма недвусмысленный вектор. И вектор этот, совместно с ногою, в педаль газа уперся. И машина, подпрыгнув, рванула по обочине, разбрасывая клубы дыма и пугая тех, кто по этой дороге «неудобно двигался вперед». И привиделся всем подвиг Гастелло. И двигаться от этого стало ещё неуютнее.

А что же наши ребята? Ну, те, что статные, крепкие, косая сажень в плечах,  взгляд целеустремленный, не смотря на легкую небритость? Да при этом при полном параде? Они, как и положено скромным героям, догнали несчастного. Машину его, не смотря на робкое сопротивление хозяина, затушили. Ведь водитель водителю – друг, товарищ и брат, как тут не сопротивляйся.

Arcanoid
Не в бровь...
04.06.2009

Дело было под Липецком. Моря горят, леса текут, мышка в камне утопилась, а Джинджер тогда сел на рычаги. Воевал тогда наш Тигр против пушки с рассчетом из братьев Айсов. Айсы тогда страдали навязчивой идеей накормить меня мылом, то есть попасть снарядом ровно в командирскую башенку. В первых двух миссиях, которые проходили в лесу, им это не удалось, более того, я разок их довольно нахально подбил. Поэтому к последним миссиям, когда игра переместилась в "город", целеустремленность и решительность артиллеристов достигла опасного максимума.

Тигр атакует. Где-то на подступах к "городу", среди развалин трех коровников, спряталась злая пушка, два хитрых артиллериста и пехота россыпью. Весь экипаж танка собран, внимателен и у-ух! Щас всем врежем в общем. Первой в прицел как всегда попадает пехота. Увлеченно расстреливаем, забыв обо всякой дисциплине и собранности. Вдруг прилетает снаряд и шлепается рядом. Что такое? Кто стрелял? Ахтунг! Свистать всех наверх! Торпеды к бою!! Вторая батарея огонь!!! Мужики, а откуда стреляли-то?

Тем временем прилетает второй снаряд. И шлепается уже почти на броню. Да что за ёпрст? Откуда стреляют!? Ах во-он они!!! Айсы спрятали пушку за большое укрепление из покрышек, а ствол просунули в довольно большую дыру между ними, да еще сверху какой-то пакости накидали. И расстреливают нас, оставаясь практически недосягаемыми для снарядов. Еще и рожи корчат, дразнятся между выстрелами.

Командую полный вперед, в смысле назад, в общем фигня война, обходим сбоку! Прикрываясь плотным кустарником и распугивая морально слабых пехотинцев жутким скрежетом резиновых гусениц по влажной земле, совершаем хитрый маневр, который Айсы, судя по их деловитой передислокации, явно предусмотрели заранее. Не успели мы выйти на огневой рубеж, как они уже по нам пристреливаются. Снаряд проходит в полуметре от командирской башенки, что пушкари явно не одобряют жестами. Стреляю с ходу, чтобы хоть чуть их прижать. Хватаю следующий снаряд, а он гад в ствол не лезет. И из ствола уже тоже не лезет. Ну что поделать, паника! Снаряды вокруг летают все ближе и ближе, кустарник спасает, но слабо. Экипаж скучает, так как мы в низинке, а пехоты рядом нет.

И тут какой-то шум, вроде мягкого БАМ!-а по броне и невнятная ругань со смехом снизу (а я все воюю с этим заклинившим снарядом, "на улицу" не смотрю). Что там, спрашиваю, случилось? Попали в нас что ли? А мне толком не отвечают, только ругань со смехом усиливается. Да что за?? Попали или нет?! Если попали, глуши мотор — и опускаюсь вниз, посмотреть, почему Джинджер не реагирует. А Джинджер ко мне поворачивается, и говорит:

— И ведь только на секундочку приоткрыл задвижку, посмотреть, что там делается вообще!

P.S. А мы перед Липецком когда снаряды крутили, мы почти все подписали в стиле "На Берлин!" и более, используя довольно специфический капутовский юмор. История умалчивает, какой именно снаряд (с каким напутствием на боку) попал в смотровую щель Джинджера, но доподлинно известна фраза, оброненная им после фотографирования для истории: "Тьфу! Тьфу! Какая же гадость! Коньяк, говоришь, хотели в снаряды наливать? Нда-а... Надо подумать будет."

Arcanoid
Будьте здоровы!
03.06.2009

Приехали мы как-то на танке к Казино (очень памятное для всех БПМщиков местечко). Как раз БПМ шли юбилейные. А там Пантера. Повздорили, разобрались, поставили белые флаги, вылезли покурить. Вокруг война, все как положено. У Пантеры вдруг пасть открывается и оттуда вылезает Магистр. Как живой. А я главный калибр проверяю, чищу, на свет смотрю, а то что-то стреляло за угол и вообще потравливало. А Магистр огляделся, штаны подсмыкнул, и к нам. Как живой. В очках, надо заметить, без забрала. А я краник кручу, слушаю не шипит ли где, затвором клацнул, смотрю: подошел Магистр к нашей 34-ке и за ствол главный калибр хвать! К себе тянет. Большое матюгальное устройство своё разинул и все ближе к стволу тянет, откусить хочет, охальник! У меня рука сама краник крутанула и весь воздух, что был в расширительной камере, Магистру скормился прямой наводкой в пищевод. А воздуха там хорошо было, на целый выстрел.

Потому что нечего без забрала ходить!

Arcanoid
Откуда вода!!?
03.06.2009

Главное в нелегкой службе танкиста что? Нет, не правильно. Хорошее настроение важнее. Поехали мы как-то на Пантере кататься: Кошка, Магистр и Арканоид. А дело было на первой Цитадели в Питере, где очень большую слабость играющий контингент имеет к шашкам дымовым. Да еще и трава была не по-весеннему сухой. В общем видно было плохо, въехали мы в дым-туман на перископной глубине и провалились куда-то, как ежик в мультфильме. Пантера за такое свинское отношение к ней, красивой, на нас обиделась и сломалась. Встали мы аккурат под Ютой, по центру площадки. Со штабом посовещались и решили не сдаваться ни врагу, ни судьбе. Зовите, говорим, нас теперь укрепленной огневой точкой. Пока шары не кончатся как минимум. И снаряды, а то вон там пушкари вылезли... щас мы их! Бамс! Ага, скучать не дадим.

Повоевали, да, но боезапасы кончились, а пейнтболисты нет. Что делать? Времени до конца игры минут 20. Ставим белый флажок, пора домой. А вокруг война-а, туда-сюда линия фронта гуляет, и прямо у нас над головой и под гусеницами. То одни на броню прилягут, то другие подползут. Мы сидим тихо-тихо, страшно ведь до жути, вдруг они догадаются, что мы внутри?

Но обошлось, грамотная конспирация сделала своё дело и все про нас забыли. Тогда Магистр дырочку в борту танка провертел и одного пейнтболиста пальцем потыкал. Тот так задорно ойкнул! Магистр тогда вокруг себя другие дырочки пооткрывал, но на них никого не лежало, а до других не дотянуться. Скучно. А у меня в башне брызгалка лежит специально на такой случай, я ее взял, у себя дырочку приоткрыл и давай в пехоту брызгаться. Что тут началось! Визг, крики, паника, "Что такое?! Откуда вода!!?" кричат, "Вам тоже кажется? Ага?" спрашивают. Ну я похихикал и брызгалку вниз передал Кошке с Магистром. Они тут уже амбразуру побольше открывают и объявляют: "Мойка масок! Одна линза 10 рублей! Подходить по одному, не толпиться!!"

А день выдался жаркий.

К.Г.Б. (записано со слов Drankelя, на фото Schrankel, просьба не путать)
Дикция
09.03.2008

Вот чем-чем, а хорошей дикцией и внятным произношением я не страдаю напрочь. От того частенько и всякие казусы случаются. Вот давеча.... Работаем, значит, на выставке на охотничьей - экспонатами. Народ всё больше сурьёзный ходит, с удочками, прибамбасами охотничьими, фоткают всё. Брови у их на лбу от сурьёзности так провисли, что того гляди  в нос упрутся. Сразу видно - интересуются. Подходют иногда. "Нешто для рыбалки?" -спрашивают. "Нет, - говорим, - для охоты. Пейнтболисты, они же чисто звери." И далее вся эта братия людская проходит, календарик с собой прихватив, чтоб, значить, было чем дыру на даче на обоях залатать.

И вот один дядечка шибко притормозил возле нашей самоходки. И так на неё посмотрит и эдак. И пальцем поскребет, и понюхает, только что на зуб не пробует. Ну это я врать не буду, зубом наши танки ещё никто не пробовал, акромя, пожалуй, самих танкистов, и то ежели только танк резкое торможение сделает, или с кручины в какую пропасть навернется. А этот всё смотрит. И уж люди то об него спотыкаются, и к мамам разным посылают, и в сторону отойти просют, чтоб пейзаж умным видом своим не портил и людям настроение не искривлял. А он знай черным глазом зырит, и, чую, в мозгу вычисления проводит. Апосля ко мне подходит и вежливо, так, по-интеллигентски  представляется: "Здравствуйте. Я Такой-то,такой-то..." - и вкратце мне свою биографию изложил. "Я, - говорит, - танками давно занимаюсь. И вот, погляжу, у вас люки больно большие. Отчего так?" "А это, - отвечаю, - мил человек, от того, что у нас гуски широкие."  Призадумался, мужичок, под танк полез, стал гусеницу пальцем тыкать и ладонью измерять, да ладонь эту тщательно посля отряхать. " Да нет,- говорит, - не широкие, даже узковаты." " Эх, - отвечаю, уже каждую букву проговаривая. - не гуСки, а гуЗки. Гузно - значит!"

Улыбнулся человек, календарик взял, не побрезговал, и далее, сверкая улыбкой, зевачничать пошел. А нам и то хорошо. Не для того мы здесь милитари-клоунов разыгрываем, чтоб народ мимо нас с постными лицами ходил.

 

К.Г.Б. (Записано со слов Митрича)
Крысоловы
09.11.2006

Поучительна и занимательна история о Гамельнском крысолове, который истребил полчища крыс. Подобный же подвиг совершил Нильс, совершая трансъевропейское турне с дикими гусями. И что характерно, оба пользовались незатейливым приспособлением, именуемым в простонародье дудочкой.

Когда настало утро, а лето ещё не собиралось кончаться. Когда на танковом заводе начался рабочий день, а Макс в очередной раз погрузил в контейнер порцию испорченных крысами вещей. Тогда, Директор Танкового Завода Митричъ решил покончить с произволом грызунов-прохвостов. Внимательно осмотрев ствол любимого «Спайдера», и насчитав количество дырочек больше восьми, он твердо постановил, что увеличение числа отверстий…. Тут он взял со стола карандаш и старательно записал что-то в тетради. На бумаге появилась затейливая вязь из формул, страницы на две, заканчивающаяся совсем не математическим символом в виде накрест перечеркнутой крысы. Дальше дело дошло до чертежей. Тут уже к процессу подключился Макс. К вечеру вся мастерская была увешена листами ватмана, закрепленными, подобно сохнущему белью, на воздушных шлангах, проходящих под потолком. Чертежи удивительных механизмов, графики набегов крыс, таблицы с калькуляцией оных же – всё это украшало ещё недавно белые листы. А на полу помещалось хитрое устройство, за секрет которого Архимед, пожалуй, позволил бы сжечь Сиракузы. Главной деталью, приковавшей внимание, был аккуратно отрезанный кусочек сырокопченой колбаски. Не слишком тоненький, с маленькими кружочками жирка, но источающий дивный аромат. Этот предмет, по замыслу коварных танкостроителей, был приманкой. Что бы крыса не прошла мимо и что бы лишний раз не сомневалась, недалеко от приманки, был установлен указатель с четкой надписью «СЫР». Для особо разборчивых представителей крысиной породы сразу за приманкой была помещена фанерная ширма, верхнюю часть которой украшала надпись «ВИЛКОМ», естественно иностранными буквами. Нижняя часть стены ощетинилась саморезами, вкрученными изнутри и своими жалами, намекающими на остроту момента. Напротив всей этой конструкции был закреплен маркер, стволом нацеленный точнехонько на колбаску. К его курку тянулась, сложной формы, проволочная тяга. А сам, установленный на максимальную скорострельность «СПАЙДЕР», был увенчан ФИДЕРОМ с электронной мешалкой.

Надо представить со сколь зловещими физиономиями покидали танкостроители свой завод в тот день. Но шары были засыпаны, электроника включена. Свет погашен, а дверь заперта на надёжный замок. И оставалось только ждать. Как, в предвкушении триумфа, крысоловы провели ночь, мне не известно. Но то, что увидели они утром, пожалуй, достойно описания.

_____________

Едва сторожевой пёс Фёдор пролаял свою утреннюю песнь, как к танковому заводу, разрезая рассветный туман, устремились две фигуры. Это были уже знакомые нам Митричъ и Макс. Дрожащими от волнения руками они вставили ключ. Замок податливо клацнул, дверь распахнулась. Тумблер щелкнул и холодный свет залил помещение…

Приманки не было. Не было и растерзанного крысиного трупика, как и не было ярких клякс на фанерной ширме. Крышка «РЕВОЛЮШЕНА» (фидера значит) была взломана. Шары напрочь отсутствовали, а лопасти электронной мешалки, очевидно мешавшей достать последний шарик, издевательски отгрызены. Крысы глумились. По всему видать, Фортуна показала в этот раз танкистам свой длинный, чешуйчатый хвост.

К. Г. Б.
Питер
14.08.2006

 

То, что пешеходы вращают землю, я понял уже давно, и не пытайтесь меня в этом переубедить. Мало того, я сам могу заморочить кого угодно совершенно бредовыми теориями. Вот и во время пребывания «Первой Танковой» в Петербурге, мои соратники стали жертвами моих гнусных теорий.

 

 

Утомлённые пешей прогулкой и раздосадованные совершенно совковым отношением сотрудников Артиллерийского музея к посетителям, мы покинули здание оного с желанием вцепиться зубами, если не в горло вышеупомянутым сотрудникам, то хотя бы во что-нибудь съедобное. В тот же момент, словно потакая нашим желаниям, зазвонил телефон. Бодрый голос Алекса, на время покинувшего нашу компанию, объявил, что обнаружил совершенно чумовое местечко с нормальными, по московским меркам, ценами. Пошли на зов товарища. Роскошь, с которой встретило нас это заведение, насторожила, но натруженные об Питер ноги заскулили: «Может посидим?». Все расположились в отдельном зале, на уютных диванчиках, все, кроме Гоши, он вынужден был ретироваться, дабы показать дорогу припозднившимся.

— Сейчас девушка меню принесёт, и посмотрим, что сможем выбрать, — с некоторой долей сомнения заявил Край, оглядывая при этом зал на наличие табличек запрещающих курить. Надо заметить, что разлуку со своей трубкой он переживал очень тяжело.

Принесшее меню существо оказалось не совсем девушкой, вернее совсем не девушкой. Это был высокий, светловолосый мужчина, своим обликом вполне соответствующий данному заведению. Но не облик стюарда поразил нас. Поразило нас содержание аккуратного, запакованного в кожаную папочку меню. Все перевели взгляд на Алекса. Знаете, даже какая то гордость появилась, за благосостояние товарища. С другой стороны стало понятно, почему из одежды на нём оставались лишь шорты и улыбка. Второй особенностью предложенного прейскуранта, было полное отсутствие данных о весе продукта. То есть за 400 ре тебе могли принести как ложку, так и тазик салата. Жизненный опыт подсказывал, что второе маловероятно. Уходить сразу, как-то не хотелось, уж больно удобными показались диванчики. Решили заказать по бокалу пива. И в этот момент на горизонте нарисовался Гоша. Зная его щепетильность в вопросах ценообразования и искушенность в заведениях подобного рода, я предвидел его реакцию на это чудо кулинарной беллетристики.

— Ребята! — громко сказал я, — Сидим спокойно и внимательно смотрим на Гошу.

Компания замерла. Не заметивший подвоха товарищ, плюхнулся на мягкий диванчик, элегантным движением подхватил папочку меню. На лице его отобразились блаженство и умиротворенность. Небрежно открыв папочку, он опустил глаза.... Глаза... Глаза его округлились, как это наверное бывает только у героев диснеевских мультиков. Брови, точно двери метро, сдвинулись. От улыбки не осталось и следа.

— Да они, что совсем тут о...

Последнее слово утонуло в грохоте, вызванном брошенном на стол меню. Овации! Аплодисменты! Занавес.

P.S. Минут через десять мы прекрасно отобедали в одной из Питерских кафешек.

К. Г.Б
Автоэротика
18.07.2006

В этом году три из четырёх наших танков участвовали в Автоэкзотике (четвёртый отдувался за всех на различных мероприятиях). Не то, чтобы они были звёздами выставки, но определённым успехом пользовались. Оно, конечно, автоснобы гордо проносили свои тушки мимо, но большая часть посетителей проявляла живейший интерес. Порой, даже излишний. Самых ретивых, пытавшихся вскарабкаться на машины, отпугивали с помощью нехитрого устройства, именуемого «мегафон», производившего эффект схожий с «гласом небесным». Но в целом наше пребывание на выставке, как участников, было даже немного скучноватым. Как-то, день на четвёртый или пятый, со вздохом замечаю Джинжеру:

— Вон люди эротическую мойку устроили (и в правду один из журналов устроил такое шоу), а наши танки страдают от пыли.

Танки, бесспорно, грязи не боятся, но как-то обидно.

Тут Джинжер, не говоря ни слова, лишь многозначительно подняв к небу палец, встает с кресла, подходит к 34-ке и снимает с борта эвакуационный люк. Возвращается обратно и устраивается на кресле, на манер зрителя в кинотеатре. Теперь посетители стали заглядывать вовнутрь. Мужчины, сдержано, лишь скашивая глаза, заглядывали в образовавшийся проём. А женщины (коих, как и кошек губит любопытство), засовывались по самые плечи. Не сложно догадаться, учитывая некоторые анатомические особенности женских фигур, что через час крыло 34-ки блестело!

К. Г. Б.
Пивные воины
01.07.2006

 

1

 

Общее собрание. Обсуждается подготовка «Пивных войн». Общая тенденция — сценарники задолбали. ПВ должны быть несценарной игрой.

— Без проблем,  —   отвечает Край,  который уже  больше  недели  занят подготовкой. — Сценарий у меня уже готов!

2

 

Те же ПВ. Миссия «Битва маклаудов». У бойцов к маскам привязаны по два надувных шара.  У красных — красные, у синих — синие.  Игрок считается пораженным, только когда лопнут оба шара. Яростная дуэль в одном из углов площадки. Красный без потерь. У синего поражен один шар, второй скрыт за укрытием. Пальба не прекращается. На пальцах синего кровавые синяки.

Красный: «Ну ведь больно же. Сдавайся!»

Синий (сквозь зубы): «Потерплю-ю!»

И снова бой!

К. Г. Б.
БПМ
28.05.2006

 

 Утро 20 мая 2006 года выдалось хмурым. Танкисты, после ночных бдений, неохотно покидали свои палатки, выползая под моросящий дождь. Нет, это не погода, толи дело вчера. И глаза танкистов мечтательно закатывались. Хоровое исполнение минувшей ночью, серенады «По полю танки грохотали...» в обычном виде, задом на перёд, отдельные куплеты на выбор, а так же на мотив «Вот кто-то с горочки спустился», надолго запомнится жителям окрестных деревень.

Боевые машины, зябко кутавшиеся в брезент, тоже без особых перспектив вглядывались в наступающий день. Бабка, (здесь и далее танки будут именоваться в основном по своим кодовым названиям принятым в ЖК: Бабка, Тёща, Кот, Кошка, что соответствует двум 34-кам, «Тигру» и «Пантере»). И так, Бабка, очевидно натерпевшись за ночь, при первых хлопках маркеров, умчалась куда-то в лесок. Тёща, скинув тапочки, попыталась укрыться от дождя под ближайшим кустом. Кот, попытался пристроиться рядом, но места под кустом для двоих не хватило, и он, босой, остался мокнуть под дождём. Кошка, капризно повертев башней, заявив, что весь мир бардак и рванула в лес по свежим бабкиным следам. Отыскав на опушке леса мирно пасущуюся 34-ку цинично нахамила ей из башенного орудия и пошла бродить по полю, выпуская неприкаянные души из растерзанных краской тел пейнтболистов.

У Шранкеля утро этого дня началось с неразрешимой дилеммы. У него на руках оказалось сразу два танковых костюма — черный и пятнистый. Какой выбрать? Начал с пятнистого (он вроде полегче), прошелся по лагерю. Вроде не жмёт. Народ по плечу хлопает. «Гут!» говорят. «Камрад» говорят. «Хорошо» говорят. Одевает черный. Народ опять же по плечу хлопает. «Гут» и «Камрад» звучат в той же тональности, но вот в руках, откуда ни возьмись, появляется бутылка пива. «Опаньки,- щёлкнул в мозгу механизм отвечающий за смекалку, -А черный костюмчик, поудобней будет.» А тут ещё кто-то пулемет на плечо ему повесил... Так и ходил он с пулемётом на перевес, вполне довольный своим нарядом, и к вечеру мог бы стать пивным магнатом или пасть от непосильной ноши, но танковая душа, свято чтящая слово «экипаж», вынуждала его делиться с товарищами.

И неизвестно, чем закончились бы похождения нашего героя, если б на его пути вдруг не нарисовалась ФИГУРА. Было ли в этой Фигуре что-то странное, Шранкель вспомнить не мог, но язык, на котором она изъяснялась, показался до боли знакомым:

— О! Я! Ду бист дойчиш панцерман! Шён!

Шранкель захлопал глазами. В механизме смекалки что-то замкнуло.

— Ихь бин дойч! — продолжала фигура, тыкая в себя пальцем. « Извините, — вежливо прошептал механизм смекалки, — Но, кажется, они говорят, что они есть немец.»

— А я, тогда, кто?! — возмутился Шранкель. Теперь аналогичный механизм заклинил у немца.

— Их бин Шранкель, — выдавил из себя наш герой. И надо заметить, что это была самая длинная фраза, когда-либо сказанная им по-немецки. — Камрад! — Добавил он чуть помедлив. На этом запас немецких слов был почти исчерпан. В голове ещё вертелось «Гитлер капут» и почему-то «Сталинград», но услужливый механизм подсказывал, что эти слова лучше не употреблять.

— Камрад? — очнулся немец, — О! Я! Я! Камрад! Ихь хайсе Гюнтер... (и пошёл чесать по-своему)

— Наш человек! — сказал Шранкель, и, взяв в одну руку немца, в другую поднадоевший уже пулемёт, продолжил свой путь, попутно собирая урожай пива.

В этот день в гостиницу немец не попал. Не попал он и в следующий. Но когда он всё же отбыл в свою родную Германию, то вполне сносно говорил по-русски. И на этом самом языке, он восторженно проклинал Россию с её дорогами, русским пейнтболом, и совершенно непонятными «Немецкими» танкистами.

К.Г.Б.
О чём могут говорить пейнтболисты в дороге
01.12.2005

О чём могут говорить пейнтболисты в дороге? Конечно о пейнболе и велосипедистах. Причём здесь велосипедисты? А про пейнтбол, вопроса не возникло? И хорошо, о нём и говорили. И вот дорога. Голос у Володи громкий, чёткий, слышно на весь салон, усилителя не надо: "Дело на "Штурме Зимнего" было. Сижу, где-то в районе Николаевского вокзала. Площадь как на ладони. Только отбили атаку синих, повертеться пришлось. Противника не видно, только судьи в своих полосатых джерси. И тут вижу, прямо за спинами судей стоит боец в серой куртке, какой маркер с такого расстояния не разгляжу, но на обоих рукавах синие повязки. Для моего маркера это расстояние большое, но не предельное. Вижу, от возмущения чуть маска не запотела, он затирается. Нагло, так. Прям к всех на виду "Ах, ты, - думаю, - п-п-п, фидор, сейчас, я тебя научу затираться!" И полсотни шаров в него выпустил. Он тут же исчез… да…" "А что дальше было?" "Дальше то, - машина переползла через "лежачего полицейского", - дальше…Фотограф это оказался, куртка у него такого покроя с синими вставками. Да… Но затираться то он точно больше не будет!"

К.Г.Б.
История подслушанная из багажника автомобиля
01.12.2005

Даже если мне придётся когда-нибудь писать мемуары, то и там я вряд ли объясню, почему и как я попал в багажник, хотя знающие люди говорят, что для добычи шпионских сведений, приходилось совершать и не такие поступки. Что ж, будем считать, что это и было из шпионских побуждений.

О том, как появился "Железный капут", информацию найти можно, достаточно прижать кого либо из APGешников в тихом месте к тёплой стенке. Но то, что довелось услышать мне…

Ледниковый период прошёл давно, уже с печальным вздохом умер последний мамонт, отшумели Пунические войны, Наполеон отсозерцал пожар Москвы, а Гитлер, непослушной рукой пропихнул ампулу с ядом меж дрожащих губ. Да, что уж там, уже проковыляла, вихляя задом, хромая кобыла перестройки. И следом за этой кобылой рванулись наши бывшие сограждане из нашего бывшего Союза. К одному из таких сограждан, прочно осевшему в Германии и приехал как-то погостить Джинжир Гудериан, а тогда ещё Дмитрий Куров. Ну то-сё, по стопочке опрокинули. "Посмотри, - говорит тот,- как у немцев тут всё ладно, дорожки ровные, газончики пострижены, ни соринки, ни мусоринки. Эх, хорошо!" Между первой и второй… сами понимаете. Выпили ещё. "Эх, друг Дмитрий, скучно тут у них, дорожки ровные, газончики пострижены, ни соринки, ни мусоринки. Скукотища!" Надо заметить, что пили не шнапс, какой-нибудь, а нашу, со слезой. И вот, после очередной, и явно не третьей - "У-у-у", "У-у-у", "У этих немце-ф! д-дорожки ровные, газончики по-стри-же-ны, ни сори-и-инки, ни мусори-и-инки. Тьфу! Плюнуть негде!" "Ja! Ja!" - согласился Джинжир. Но приятель не унимался: "Ни мусоринки! Ты понимаешь!" "Ja! Ja!" - согласился Джинжир. "Да нихрена ты не понимаешь! Тут за каждую мусориночку денежки платить надо, и не деревянные какие, а марки! Это же считай полудоллары!" "Ja! Ja!" - согласился Джинжир. "Ну, так а я об чём говорю! Я вот с железками вожусь, без отходов, сам понимаешь, нельзя. Пришлось контейнер прикупить, туда всё складываю. А что делать, когда он кончится? Он же почти полный." "Ja! Ja! Стоп! - вдруг протрезвел Джинжир, - поподробнее, пожалуйста!" На следующий день, не смотря на бюрократические препоны, виза была продлена. А ещё через неделю контейнер был пуст. Ну, а в Москве появился "ЖЕЛЕЗНЫЙ КАПУТ"

К.Г.Б.
Сказ о том, как Дранкель со Шранкелем воевали.
01.11.2005

Было это, дай Бог памяти, в ноябре прошлого года. Решили мы со товарищи малость проиграться. С погодой, как всегда повезло, -5 по Цельсию, а снегу то нападало…, по самый пуп. Ни слякоти, ни льда, только снег…снег… Не, ну, конечно первые два замеса мы бегали как молодые лоси, высоко подымая колени. А когда дорожки, то протоптали, тут игра и пошла. И, чтоб не офигеть от этого белого безобразия мы позволяли себе по рюмочке – другой чая. Чай, надо сказать, был не шибко горячий градусов 15-17, поэтому чаёвничали много. Словом после восьмой или десятой игры нам было совсем хорошо, начались братания, как на российско-германском фронте в Первую Мировую, только гармошки не хватало (ну да её радиоприёмник заменил.) Песни, пляски, всё abgemacht. И тут бы нам разойтись в разные стороны, но бес, который в каждом из нас находит заветный уголок, легонько толкнул меня под локоть: «А, ч-ч-что,- говорю,- Друг, Ш-шранк-кель, а не слабо ли нам на брудершафт, то есть один на один по-во-е-ва-ть». «Да зап-п-просто»- говорит он, отлепляя от себя партнёршу в сиреневой шапочке, и прислоняя её к стенке, чтоб, значит, не упала.

Хватаем маркеры, расходимся. Мне по жребию выпал дальний угол. Топаю. Улица. Фонарь. Аптеки нет. Судей тоже. Оно и ясно, поздно уже. Да и инициатива была частная. Жду сигнала. Слышу, кричит. Пробираюсь вперёд, один сарайчик, другой, вот и середину миновал. Тишина. «Вот, - думаю - хитрец, притаился.» Крадусь осторожнее. Всю площадку уже прошёл. «Да, что он уснул там!» И тут рядом со мной крик, уносящийся куда то в даль: «Ну, начинаем что ли?»

Вернулся на исходную. Начали одновременно. Темно. Мелькнула тень. Стреляю. Кажется, попал. Перебегаю. Опять мелькает тень. Очередь наугад. Ага, залёг! Слышу, с другого края тоже стреляют… А там то кто? Вновь перебегаю. А чёрт, прожектор в глаза! Назад нельзя….. Вот так минут пять мы бегали по площадке, я в одной части, Шранкель в другой. Ни она тень не прошла незамеченной, ни один сугроб не оказался безнаказанным. И бегали б ещё, если б не столкнулись лбами. На беду, я слишком увлёкся сугробами, и новые шары засыпать было уже поздно. Аут!

А в это время отлепившаяся от стены Fraulein искала свою сиреневую шапочку, но это совсем другая история…

записано со слов Дранкеля, на танковом заводе в канун "Штурма зимнего"

К.Г.Б.
Компьютер
31.08.2005

Готовимся к битве с командой МКАД. За два дня до дня Х, один за другим, несколько бойцов, на поддержку которых мы рассчитывали, сообщают о невозможности своего присутствия. Надежды, не то что бы на победу, но хотя бы на достойную игру, тают как дым. Что бы как-то поднять настроение, сочиняем «ВОЗЗВАНИЕ». Компьютер проверяет орфографию и выделяет как ошибку только одно слово «КАПУТОВЦЫ». Кликаю мышкой, и умная машина выдаёт свой вариант написания – «КАПУТ ОВЦЫ». Сбылось…

К.Г.Б.
Кухня
31.08.2005

Вот, вы говорите кухня… Ну, хорошо, не говорите. А, между тем, кухня может оказывать огромное влияние не только на наши желудки, но и на умы, и даже вовсе неодушевлённые предметы. Наша кухня показала себя на Больших манёврах, показала с наилучшей стороны, и готовясь к летним играм, мы позволили себе сконцентрироваться на подготовке антуража. Достали из сундуков и шифанерчиков немецкие танковые комбезы, аккуратнейшим образом заменили всю нацистскую символику капутовской, почистили парабеллумы, состарили кобуры. Последним штрихом к образу врага должны были стать резиновая курица и полная каска яиц. Ну с яйцами проблем не возникло, а вот курицу, как выяснилось, гарикова собака измочалила до неузнаваемости. Пришлось бедную птицу похоронить. Замену нашли быстро. Ею стало колечко Краковской особой.

И вот мы в Костино. Вся команда капута, невыспавшаяся, не завтракавшая(чашка кофе не в счёт), но полная энтузиазма, расставляет столы, натягивает тенты, распаковывает коробки, собирает Liebe Panzer(LP). Надета униформа. Тут мы понимаем , что чего-то не хватает. Строимся, пересчитываемся, «красноармейцы» на месте, «немцы» на месте, а вот нашего доблестного тыла нет. В сторону антуража (колбасы и яиц) полетели косые взгляды. Ну, благо двадцать первый век на дворе, звоним по сотовому, ответ: «Едем». Решили пока размяться пивком, благо вот он бочонок, здесь, а на закуску, опять же – антураж(всё ж лучше чем рукавом занюхивать). Бочонок то он конечно здесь, а вот кран с насосом едет вместе с поварами. Слово «ЕДЕМ» прозвучало ещё раз семь, и к пяти часам кухня прибыла. Причина задержки оказалась уважительной. Сама причина, слегка пошатывающаяся, невыпускающая из рук полупустой бутылки Фанагорийского, и как всегда обаятельная, лично извинилась за опоздание. И всё же к этому времени: антураж был съеден (благо уцелели кожаные ремни и ботинки), техника от досады сломалась, а настроение у нас было ниже некуда. Но вот, затрещал уголёк, запахло шашлыком, кружки запенились пивом , - и настроение пошло в гору, и техника вдруг заработала, и на Алесю, захмелевшую причину всего произошедшего(день рождения был у человека), никто не думал обижаться.

Вот, а вы говорите кухня…

К.Г.Б.
Ить (не путать с Инь и Янь)
31.08.2005

Обстоятельства иногда бывают сильнее нас. Случилось так, что на летних манёврах 2005 года место механика-водителя занял САМ ДЖИНДЖЕР. Не то, чтоб он согласился с большой охотой, просто Андрюха приехать не смог, а на других мы не соглашались. Надо понять, что и нам пришлось пойти на уступки. Потакая амбициозным планам Великого Джинджера, на башню вместо пулемёта было установлено второе орудие, от чего наш Liebe Panzer(LP) стал напоминать толи кролика, толи таракана.

И так, за рулём Джинджер, едем. Поведение машины во многом зависит от водителя. Грандиозные проекты Гудериана вылились в стиль его вождения. LP прыгал с кочки на кочку, а мы, стрелки башенный и бортовой, мы болтались внутри танка как что-то там в проруби. И небыло у нас возможности не только контролировать окружающую обстановку, но и хотя бы просто посмотреть в щель. Мы лишь дружным стуком касок о потолок и стены отвечали на Джинджеровские виражи. Внезапно танк замер. Приехали. Гудрик устремляется в башню (ещё одна уступка Великому). Раздаётся бормотание, затем звук выстрела и, после небольшой паузы, что-то вроде «ить твою». Оказывается, отказало одно орудие. После трёх-четырёх выстрелов «ить твою» посетило и второе орудие. Делать нечего, надо возвращаться. Джинджер вновь за рулём, зачирикал стартер, и тут выясняется, что «ить твою» добралось и до двигателя. Танк стоит средь бурьяна где-то на отшибе. Сидим, посматриваем в щели от нечего делать. Никого. Нет, ну забрёл один пейнтболист, но оказалось, что мы стреляли уже в «труп» (дорогой «покойник» если ты читаешь эти строки, то извини за те выстрелы). Вдруг, мы услышали смех. И не просто смех. Он начался с подленького хихиканья и перерос в громогласный хохот. Смеялся (прямо таки корчился от смеха) Джинжер. «Всё!» - подумали мы, - ««ить» достал и его». Но через несколько секунд всё выяснилось. Со стороны леса, неспешно приблизился «боец» и, вежливо, с лёгким кавказским акцентом, извинившись, положил нам на крышу гранату. Это-то и рассмешило Великого. Но мы узнали об этом только после взрыва.

 Любо, братцы, любо,
Любо братцы жить.
С нашим атаманом
Не приходится тужить.

 Мы ушли на базу, а повреждённый и поверженный танк сиротливо остался стоять в бурьяне. Его, конечно, вытащили, но это совсем другая история…

К.Г.Б.
Эра артиллерии
31.05.2004

Как зарождаются глобальные идеи? Рождаются из воздуха или выскакивают из коробки, как чёртик из табакерки? Скажете неудачные сравнения? Однако…

Весна 2003 года была весьма спокойной. Ещё не гремели залпы отдельного миномётного взвода, а в адрес Джинджера ещё не неслись обвинения в использовании реактивно-биологического оружия начинённого вирусом медвежьей болезни. Правда прогремело над полем несколько хлопков, эффектно взметнулась вода в маленьком озерце, но это были лишь зарницы грядущих баталий. И если спросить, кого, слышал ли он про «гудериановский прорыв»? Тот, скорее всего, просто пожмёт плечами. Тем не менее, именно эта акция послужила предтечей бушующего шума. Дело было так…

Правила поведения броне-фанерной техники меняются каждый год. В этом году решили так: «как бы танк» имеет право покидать расположение лишь после того, как «как бы пехота» добудет «как бы горючее». А потому экипажу вместе со своим «пепелацем» приходилось больше прикидываться ландшафтом. Два боевых выезда к 16.00 не добавили боевого духа, зато кислота в баллоне «главного орудия» уже не подавала признаков жизни, а на заправке только элегантно разводили руками, дескать «усё, мы за мир». Да и шаров кот наплакал. И тут из кустов, появляется довольнейший Джинджер, да ещё с какой то коробкой под мышкой и с боевым кличем: «…мать вашу, я покажу вам как воевать надо» натурально лезет в танк. Едва успеваю нырнуть следом, как машина трогает. Должно быть водитель получил не менее исчерпывающую инструкцию. Я и не ожидал от нашего пепелаца такой прыти. Он скакал по кочкам, как мартовский заяц за зайчихой. А я раскорячился в башне, как та устрица из анекдота. И было с чего, пол в боевой машине – величина непостоянная, местами отсутствует.

Скачка поубавилась только в районе занятом противником. Выпустив несколько шаров по кустам, скорее для острастки (стрельба на ходу вещь весьма уловная и если в кого попал извините, случайно), стал ждать развития событий. По «броне» забарабанили ответные выстрелы. И тут (сами виноваты нечего было себя обнаруживать пальбой по мирно стреляющему танку), «пепелац» рванулся кустам. Люки открылись, из них в весеннюю зелень полетели гранаты. Зелень из весенней стала превращаться в, эдак, октябрьскую. Содержание секретной коробки, как бы само собой прояснилось. В тот же миг из кустов, как распуганные рябчики, стали выскакивать бойцы противника. Нашлась работа для башенных «пулемётов», вот тут уж промахнуться было невозможно. Даже некогда было делить жертвы по половым признакам. (Как известно пейнтболисты в связи с тщательной маскировкой первичных признаков, делятся по вторичным: тех которые после попадания визжат, и тех которые матерятся.) А гранаты всё продолжали рваться. Весь шум-гам длился не более пяти минут. Вероятно, в эти минуты и зародились в светлой голове Джинджера тёмные мысли. И ничто уже не имело значение, ни спешное отступление без единого шара и гранаты, ни удачная погоня вражеского танка, разбуженного нашим грохотом и всадившего нам в корму пару снарядов, ни живописный дымовой фейерверк. Ничто не имело значение…

Пошатывающейся походкой брёл Гудериан прочь от дымящего танка. Он шёл на восход, туда где восходила эра пейнтбольной артиллерии…

А в это время на другом конце площадки убивали генерала, по ошибке надевшего эсэсовскую форму. Но это уже совсем другая история.

К.Г.Б.
Гаврош
31.05.2004

- А потом в бой пойдут танки.
- Оба?
- Нет, один ещё не готов.

Учитывая что «Железный капут» всегда вносил сумятицу в ход боевых действий, в этот раз он был просто на высоте. В больших манёврах 2004 года принимал участие ЦЕЛЫЙ ТАНК. Быстро меняя флажок с жёлтого на красный, он по началу своим непостоянством распугивал всех, за что после вселил в бойцов всеобщую ненависть. Хотя с точки зрения экипажа постоянство было ужасающее. Выезды проходили так: «пепелац» выезжает на поле; мотор глохнет в гуще противника; пока Андрюха, он же механик, он же командир машины чинит упрямый аппарат, стрелки активно отстреливают пехоту; мотор заводится; танк плавно уезжает. На ответные выстрелы и противопехотные гранаты танк не реагирует. По нынешним правилам, танк, в отсутствии себе подобных, неуязвим.

Я, грешный, был башенным стрелком, а спину нам прикрывал мой сын. Да, вот решил взять мальца на обстрел. Первые несколько выездов, он был доволен так, что маска от улыбки топорщилась. А потом заскучал, что поделаешь, боевые будни, рутина пейнтбольной войны. Так вот, скучаем мы как-то между рейдами, и тут из-за сетки является к нам счастливый Гарик (см. галерею героев). Скромное счастье пейнтболиста, несколько пятен на корпусе, красивая клякса на маске, и рассказ типа: и вот я, а потом, и сразу, и как только, а тут они, а я всё до последнего, и пришлось, и вот тогда-то меня. Словом, наш герой в этот раз подался в пехоту и теперь вернулся из очередного сражения. После отчёта о проделанной работе он востребовал банку пива, а после предложил моему сыну, не хочет ли он повоевать? Тоже мне нашёл чем соблазнять ребенка, конечно хочет. И через секунду мой отпрыск, получив от Гарика жёлтую косынку, помчался в направлении штаба.

- Ну, и что ты на делал? – спросил я, - кто мне теперь задницу прикрывать будет?
- Я, - хмыкнул тот, - а шарами поделишься?

Поставив банку на стол, щедрой горстью он засыпал в фидер шары. В тот же миг раздалась Андрюхина команда: «Поехали!» Мы влетели в машину, а пиво осталось на столе.

Не успели мы толком въехать на поле, как на встречу нам попалась толпа жёлтых. Они понуро брели к выходу. В этот раз на нашей антенне болтался жёлтый флажок, и защищать нам похоже в этот раз некого. Тайм аут минут так на пятнадцать. Среди толпы оказался и сын. «Быстро он» подумал я, а находчивый Гарик, высунувшись из машины, крикнул: «Саня, будь добр, сгоняй за пивом».

Прошло минут пятнадцать, но не пива не наших подопечных не было. Посовещавшись, мы решили двигаться одни. Тем более, что на опушке стали мелькать красные косынки. Пока мы сближались, из-за моей спины доносились причитания, что слишком мало отверстий для стрельбы, а те, что есть, слишком маленькие и ограничивают угол обстрела.

И грянул бой. «Красные», толи, соскучившись в поисках противника, толи, осмелев под вечер и всей душой возненавидев броне фанерного монстра, ринулись на нас. Народу было столько, что, выпустив пару-тройку шаров и не дожидаясь, когда они достигнут цели, я поворачивал башню и палил уже в новую. Механник-водитель проявлял чудеса вождения, чтобы ненароком кого не задавить. И всё же контакт состоялся. Шары застучали не только снаружи но и внутри. Один из них больно саданул меня по ноге (в упор все-таки), я выронил пенал с шарами и наклонился, что бы подхватить его. И тут я замер на пару секунд от увиденного. Кама-сутра отдыхает. Руками и ногами Гарик выталкивал ежесекундно появляющиеся в проклятых им отверстиях стволы маркеров. Периодически, для ответного залпа, вставлял ствол своего, а чем он нажимал на курок, можно только догадываться. Но нажимал! Снаружи неслись вопли и проклятия.

Совершив круг танк поплёлся на базу (слава Богу в этот раз без поломок), а наступление жёлтых отвлекло от нас внимание противника. В маркерах был только воздух. Отстрелялись до железки. И тут к нам с кормы постучали. Будучи на своей территории, мы приоткрыли люк, и к нам в кабину протиснулся Сашка. В руках у него были две банки пива. Оказывается он всё это время следовал за нами. Но из-за плотного огня не мог к нам приблизиться. Вот какой вот компот.

Джинджер-Гудариан
Подвиг гранатомётчика.
31.05.2004

Случилось это на первых Больших Манёврах в 1998 году. В составе нашей команды «Весёлые Франкенштейны», участвовал боец Ф, который ещё с детских лет отличался любовью к пиротехническому творчеству. Зная про его способности в этой сфере, организаторы манёвров обыскивали его всякий раз, перед выходом на поле. Но в один прекрасный момент, воспользовавшись замешательством выпускающих, ему удалось пронести на поле очередной плод своих фантазий в виде карманной системы залпового огня.

Получила наша группа, из шести человек, задание командования: всеми силами удерживать позицию у блиндажа, чтобы дать основным нашим силам совершить какой-то маневр. Ну в общем выкроить время для своей армии ценой своих пейнтбольно-многоразовых жизней.

Позицию мы заняли вовремя, т.к. буквально через несколько минут подлесок, со стороны предполагаемого появления противника, пришёл в движение. Идентифицировав цели, ну убедившись, что это действительно противник, наш командир отдал приказ: подпустить поближе и открыть огонь. Завязалась перестрелка, в ходе которой стало ясно, что враг превосходит нас числом многократно. Сопротивление наше было недолгим. Всё было решено в течении 3 - 5 минут. Всё, кроме одного обстоятельства, что за недалёким укрытием спрятался и ждет своего часа боец Ф. Оценив обстановку он решил отдать свою жизнь как можно дороже.

Как дальше развивались события, мы наблюдали уже сняв галстуки и подняв их высоко над головами. Наши противники, после небольшой паузы, убедившись, что сопротивление сломлено, маленькими и большими группками, осматривая местность, высыпали на дорогу перед лесом, явно ожидая очередного распоряжения своего командира. Вот тут то Ф. и почувствовал, что пора отомстить за погибших товарищей. Он извлёк из-под одежды своё орудие. Напоминало оно кусок детской хоккейной клюшки с тумблером от холодильника «ЗИЛ» и примотанными с ней картонными трубками большого диаметра в количестве шести шести штук. Заряжено орудие было какими-то кассетами, которые должны были обильно оросить противника дождём китайских бомбочек. Раздались взрывы. На месте, откуда стрелял Ф, поднялось облако дыма. Через несколько секунд весь лес наполнился нечеловеческим треском от всей массы сработавшей китайской пиротехники. Противника, как ветром сдуло. Не успели догрохотать последние петарды, не успел еще дым развеяться, а отважный Ф, с диким воинственным криком, уже разил спины убегающего неприятеля своими меткими шарами. И неважно уже было, что сработало всего два ствола, что остальные четыре взорвались у него в руках, что основная масса зарядов взорвала его самого. Главное было достигнуто: противник в панике отступил, приняв эту выходку одинокого волка за контратаку большого отряда, время было выиграно, моральный дух неприятеля, хоть не на долго, но пал. Противник ещё несколько минут не решался высунуться.

Подвиг этот помнят все, кто его видел и слышал, а разорвавшееся орудие хранится на Передовой, в запасниках музея. Я его иногда достаю, когда рассказываю эту героическую историю.

Реактор
Маневры 1999
30.04.2004

Еще с Маневров, кажется, 1999. Там был эпизод, когда на поляну, перекопанную по периметру траншеями, вьехал бронемопед, который Запор-кабрио. По условию его нужно было замочить из шайтан-трубы. Народу в траншеях полно всякого, кроме, само собой, самого необходимого персонажа - гранатометчика. Пока его ждали, мопед хаотично нарезал круги по поляне. Плотность огня была настолько высокой, что водила управлял аппаратом одной рукой лежа под приборной доской (ориентируясь, видимо, по запаху), а стрелок передней частью тела представлял сплошное бело-желто-розовое пятно. При этом все вокруг, естессно, орали "где судья!!", "уезжай нафиг, ты убит!!", "уберите его с поляны!!" и прочие приличествующие ситуации словосочетания, дополняя их соответствующими русскими выражениями.

Я оказался в окопе с Диким Гусем и еще одним кренделем, заливаем мы мопед в три ствола в общем порыве, орем дурниной. Причем Гусь матерится на мове - такого кайфа я никогда не слышал, я тоже весь на адреналине загибаю восьмиэтажные дефиниции, а третий наш соокопник молчит чего-то. У Гуся то ли шар порвало, то ли маркер клинанул, он давай ствол снимать-ставить, ну и прибавляет интенсивности своему потоку сознания. Я из солидарности тоже. А этот третий молчит. Тут подоспел шайтанщик, завалил мопеда, мопед с чувством исполненного долга уехал, наступило затишье. Наш третий поворачивается к нам и говорит: "Мальчики, ну зачем же так ругаться!". Приятным женским голосом. Блиииин... Хорошо что все в масках - потом не опознать кто это был...

Реактор
Маневры 2001
30.04.2004

Опять же с Маневров, но 2001 года. Миссия - "подавление снайперов противника" ударным отрядом на базе Джинджеровского танка. Меня в качестве усиления посадили в танк и мы понеслись.

Минут через десять ситуация была нижеследующая: приданная бронетехнике пехота куда-то делась - им, похоже, бегать за нами надоело; минимум две полные тубы успешно раскрылись, рассыпав содержимое, которое перекатывалось под ногами и давилось локтями и коленями - тесно же внутри; у меня закончился воздух (как звучит, а?) а в танковом орудии - кислота, ну и само орудие очень удачно сорвалось с накатников и упало нам с башенным (точнее, безбашенным) стрелком на головогрудь; тут еще механ едет, как дрова везет, к тому же могучий дизель - сердце танка периодически глохнет - короче, внезапно выезжаем мы в таком виде на центральную поляну.

И останавливаемся (глохнем) перед маааленьким таким то-ли щитом, то-ли ведром. А за ним лежит вражина, только пятки видно. В трех метрах стоит судья. Вражина, офигев от того, что его берут на аут целым танком, орет "ребята, только не стреляйте!", видимо, полагая, что если по нему щас откроют огонь, то мало не покажется. Поскольку стрелять нам уже нечем, мы в три горла начинаем убедительно обьяснять, что, мол, ёханый бабай, что ему нечего ловить, что щас мы его действительно в три ствола примем и чтобы он нафиг сдавался. И шевелим башней для убедительности. Парняга подумал, снял пионерский галстук и встал, задрав руки. Судья сложился пополам от хохота. Хороший понт дороже денег.

Реактор
Маневры 2000
30.04.2004

Маневры-2000, вторая половина игры. Крадемся по чудным аллейкам бывшего пионерлагеря, и за очередным поворотом обнаруживаем опечалившийся Капутовский супер-пупер-вездеход, на больших таких колесах, сделанных, судя по размеру, из КамАЗовских камер. Колеса все почему-то спущены, первая мысль «Прострелили!» после определенных мозговых усилий отметается ввиду полной ее идиотичности. Но христианско-водительский инстинкт заставляет помочь механу. И мы, примерно впятером-вшестером, после недолгих раздумий начинаем бэтэр толкать, попутно используя его как передвижное укрытие, то есть постреливая в разные подозрительные кустики. Очень быстро мы понимаем, что толкать довольно тяжело и, соответственно, ни разу не интересно. И те из нас, на кого алкогольная интоксикация повлияла в меньшей степени, под разными благовидными предлогами (типа криков «Вон они как бы справа!» и «Ну подожди, я же тебя прикрою!») разбегаются подальше от вездехода и, очень довольные, продолжают воевать в обычном режиме. Последнее, что я вижу - Иваныч, добрая душа, в одиночку (!) упираясь, как Сизиф, руками в задний борт аппарата и глядя через забрызганную маску строго себе под ноги, исчезает из поля зрения в направлении неприятеля.

Вскоре мы все, успешно будучи пристрелены, собираемся в отстойнике не противоположной стороне поляны (прошу запомнить место). Все, кроме Иваныча. Некоторое время идет обсуждение его героического поступка и строятся прогнозы относительно его же нелегкой судьбы. Обсуждение прерывается приближающимися со стороны поляны выкриками, состоящими преимущественно из обрывков непарламентских выражений, причем по мере приближения голос и интонации становятся подозрительно знакомыми. Еще через несколько секунд появляется наш знакомый бэтэр, движимый явно не двигателем внутреннего сгорания. Движитель, он же источник звуков находится прямо за его кормой. Вся упряжка достигает сетки и кто-то с дрожью в голосе произносит «Иваныч!». Злой и потный Иваныч отпускается от брони, разгибается, осматривается и с изумлением говорит: «О, б...я, приехали?».

Что он один этот пепелац через весь пионерлагерь толкал, мы ему потом рассказали. И он не обиделся. А вот механа, который, покуривая, рулил себе потихоньку, надо бы встретить…

 
Штаб-менеджер KAPUT.RU Куликов Михаил – (495) 785-17-62
Пейнтбольные клубы Москвы - Клубы - ПК  Пейнтбольные клубы Москвы - Клубы - ПК  Пейнтбольные клубы Москвы - Клубы - ПК  Пейнтбольные клубы Москвы - Клубы - ПК  Самый большой магазин пейнтбольного оборудования. Российский пейнтбольный портал

Rambler's Top100
Webexpert - создание сайтов, продвижение сайтов